facebook ВКонтакте twitter
Мы в социальных сетях
    Издательство    КИСЛОРОД для бизнеса    Интернет-магазин
/
» » » России нужен переход от политики"мягкой силы" к политике "умной силы"

России нужен переход от политики"мягкой силы" к политике "умной силы"

России нужен переход от политики

Директор Института ЕврАзЭСи сокоординатор Клуба «Евразийская восьмерка» Владимир Лепехин в ряде статей на Евразийском новостном портале (www.eurasec.com) и других СМИ справедливо критикует концепцию «мягкой силы», взятую на вооружение российской дипломатией. Действительно, политика «мягкой силы» в ситуации, когда разного рода кровавые события все чаще разворачиваются вблизи российских границ - нонсенс. В частности, ситуация в Сирии, в результате которой мир вновь подошел к опасной черте, - еще один аргумент в пользу кардинального пересмотра российской дипломатией всей своей внешнеполитической доктрины.

К сожалению, пересмотра стратегии внешней политики в России до сих пор не происходило, поскольку стратегии как таковой (не только внешнеполитической) у российского руководства не было со времен так называемой «перестройки», разрушившей систему внешнеполитических приоритетов советского руководства, но не создавшей какое бы то ни было адекватное понимание российским руководством новых приоритетов, основанных на национальных интересах России, а не только её бюрократии и олигархических корпораций.

Концепт «мягкой силы» оказался поделкой, фиговым листком, которымруководство МИДа некоторое время назад заткнуло срам отсутствия у российского руководства стратегического видения своей внешней политики... Но сегодня пришло время выстроить, наконец, Стратегию конкретных действий России на международной арене, которая бы в полной мере отвечала нашим национальным интересам.

Каковы должны быть основные направления (контуры) этой Стратегии?

Во-первых, очевидно, что основой эффективной Стратегии внешней политики России  должен стать отказ от либеральной методологии (скрывающейся за понятием «мягкая сила», в котором все содержание сводится к первому слову) принятия решений, основанной на разного рода заигрываниях с якобы демократическими странами, одностронних уступках своим зарубежным якобы партнерам и сведением всей внешней политики к голубиной тактике запоздалого и вялого реагирования на внешние раздражители. Отказ от либеральной политики России на международной арене должен произойти в пользу пронациональной по содержанию, прагматичной по методологии и последовательно-жесткой по форме новой внешней политики, которую можно (по аналогии с позицией американской дипломатии) назвать политикой «умной силы», но лучше обойтись без подражательства и определить её какполитику«защиты российских и евразийских интересов».

Понятно, что под жесткостью в данном случае должно пониматься не применение насилия по отношению к своим противникам, но жесткость исполнения дипломатами, политиками и прочими участниками внешнеполитических процессов поручений главы государства, Совета безопасности и МИД РФ.

Во-вторых, новая внешнеполитическая доктрина России должна преследовать достижение принципиально новых целей: не утверждение разного рода либеральных глупостей вроде продвижения на внешнеполитической арене идеалов свободы и демократии (а значит, ценностей мультикультурализма, толерантности к террористам и религиозным радикалам при нетерпимости к самобытным национальным режимам и т.п.), но эффективную и бескомпромиссную защиту национальных интересов России и её союзников по ОДКБ, Таможенному союзуи другим приоритетным форматам интеграции.

В-третьих, позиция российской стороны в любых внешнеполитических процессах должна быть активной, превентивной, упреждающей, формирующей, последовательной, словом - стратегичной, что подразумевает наличие у внешнеполитических ведомств соответствующих институций анализа, прогноза и информационного воздействия, а также наличие в стране механизма выработки и принятия решений стратегического характера.

Россия обязана выработать долгосрочную повестку дня в отношении каждого региона мира и активно продавливать свою позицию на всех мыслимых и немыслимых международных площадках – не только в Совбезе  ООН.

В-четвертых, необходима серьезная реорганизация Службы внешней разведки, ФСБ, МИД РФ, Министерства обороны России и других структур под новые задачи, связанные с достижением стратегических целей и обеспечением защиты евразийского пространства от проникновения в него субъектов враждебного действия.

 

Напримере ситуации на Ближнем Востоке все вышесказанное предполагает:

активизацию внешнеполитических действий Российской Федерации в данном регионе по всем направлениям – от действий дипломатического характера до активизации в регионе разведывательных, информационных и иных операций;

усиление борьбы с террористическим подпольем на Северном Кавказе и изменение Стратегии социально-экономического развития региона с переходом от накачки северо-кавказских республик бюджетными деньгами к реализации в них «проектов развития»;

начало подготовки в Вооруженных силах РФ спецподразделений, способных осуществлять эффективные контртеррористические действия, в том числе – за пределами территории России;

обеспечение координации действий из единого центра государственных СМИ, имеющих свои корпункты в ближневосточных странах, расширение числа этих пунктов и их соответствующее материальное обеспечение;

объявление постсоветского пространства зоной «коллективной ответственности евроазиатских стран» и создание пояса безопасности у южных границ России путем формирования многопрофильных закрытых территорий в ряде азиатских стран;

поддержка различных форматов диалога азиатских стран и, прежде всего, формата «исламской четверки» (Египет, Саудовская Аравия, Турция и Иран) как способа самостоятельного поиска решений политических и иных проблем в регионе ведущими державами данного региона;

поддержка идеи и практики славяно-тюркского цивилизационного единства, например, в формате формирование Евразийского экономического союза;

включение стран Ближнего Востока и Малой Азии в систему активных двусторонних отношений с Россией и активизация вазаимодействия не только с реальными союзниками вроде Ирана и Сирии, но также с потенциальными союзниками, партнерами и контрагентами, играющими роль ведущих региональных игроков и, прежде всего, с Турцией, Израилем и Египтом;

создание системы коллективной ответственности и взаимодействия стран центрально-азиатского региона, Казахстана и России на афганском направлении.

 

Понятно, что эти и некоторые другие направления внешней политики России должны быть отстроены как единое целое и замыкаться на реорганизованный Совет безопасности России и специально созданную при нем группу стратегического анализа и планирования.

Очеидно также и то, что главным условием запуска новой системы внешней политики и её эффективной работы является фундаментальная зачистка силовых структур и МИДа от либералов и прочих «агентов влияния» зарубежных разведок и транснациональных корпораций. В противном случае ни одно из названных направлений не заработает, а Россия вынужена будет по-прежнему плестись в хвосте событий, теряя одну внешнеполитическую позицию за другой, уговаривая мировых жандармов – с позиций вынужденного «миротворца» - от применения силы сначала в отношении Сирии, затем Ирана, затем какой-нибудь центрально-азиатской или кавказской страны, а затем и в отношении самой России.

 

 





Наверх
Поделиться публикацией:
835
Опубликовано 30 сен 2013

ВХОД НА САЙТ