ВКонтакте
Мы в социальных сетях
    Издательство    КИСЛОРОД для бизнеса    Интернет-магазин
/
» » » Код "Пиковой дамы", часть I

Код "Пиковой дамы", часть I

Код

В.В.Пукирев. "Игрок". 1855 г. Холст, масло. 57x49 см. Николаевский художественный музей им. В.В.Верещагина, г.Николаев.

Дело было давно. В школьные годы наши чудесные. Тихий застой и никакой перестройки. Время текло так медленно, что его можно было пощупать. Сидим раз с Колькой Романюгой на литке, как всегда на последней парте. Училки называли последнюю парту Камчаткой и тихо ненавидели камчадалов, как власть всегда ненавидит оппозицию. Играем в морской бой. А что еще нам делать? Русистка наша поверхностно-бессловесная Марьван талдычит что-то про "Пиковую даму".

- Бэ-2, - стреляю я по романюгиному линкору.

- Убит, - с сожалением шипит Колян.

- Дама ваша убита,- артистически произносит Марьвана тем временем на весь класс.

- Тьфу, ты, черт. И у нее там кроют кого-то, - ворчу я. - Колян, ты читал эту "Пиковую даму"?

- Читал. Анекдот про картежников какой-то,- махнул рукой Романюга. - Жэ-8.

- Мимо,- радуюсь я.- А меня отец замучил, это его любимая опера, он все время ставит эту пластинку: "Три карты, три карты, три карты..." Не могу себя пересилить теперь и открыть книжку. Расскажи мне в двух словах, о чем там. А то Марьван вызовет к доске, не с колодой же карт переться.

- Короче,- повествует мой друган закадычный,- немец Германн услышал во время карточной игры рассказ о том, что некая старая графиня знает три верных карты, на которые можно поставить и выиграть. Он начинает ухаживать за воспитанницей этой графини, проникает ночью в дом старухи, требует у нее раскрыть секрет, грозит пистолетом, графиня умирает. Ночью ему снится, что явилась старуха и называет ему три карты: тройка, семерка, туз. Он играет три раза подряд, два раза выигрывает, а на третий — обдергивается, вместо туза, вылетает дама. Он все проигрывает и сходит с ума.

- И все? - удивляюсь я. - Не густо для гения. Может, он сразу либретто для оперы писал?

- Сам читай,- пожимает плечами Колян.

Я открыл повесть. По страницам бродили тени.

- Братан, а это ведь шифровка какая-то,- недоумеваю я. - То, что он сказать хотел, он скрыл за мишурой.

- Ага-ага,- хихикает Колян. - В морской бой играл.

- Проза Пушкина по сути напоминает конспекты романов,- между тем произносит Марьвана.

- Видишь, я тебе говорил,- торжествую я. - Конспект романа, да еще и зашифрованный.

- Первым читателем произведений Пушкина был царь Николай I,- лекторствует Марьвана.

- Странно,- удивляется Романюга.- Он с царем в морской бой играл?

- Чем это мы тут занимаемся на последней парте? - Марьвана оказывается уже около нас. Мы смотрим на нее невинными овечками. Она переворачивает книгу, лежащую на нашей парте. Удивлению ее нет предела - "Пиковая дама". 

- Расскажете мне на следующем уроке правила игры в фараон.

ПЕРВЫЙ ГРАДУС

А действительно, как читать «Пиковую даму»? Сколько поколений школьников слушают этот бред марьван. Ведь что получается? Они преподают лоботрясам то, чего сами не знают. Профанация.

Зашифрованный литературно обработанный текст, а не список символов, бывает двух видов: 1. когда корреспондент кодифицирует смысл или сумму смыслов определенным методом, заведомо зная, что у адресата есть ключ декодификации, исключающий неправильное понимание; 2. бесключевая, безадресная шифрограмма, когда автор предлагает самостоятельно декодифировать второй план текста широкой публике самостоятельно, используя в качестве подсказок знаки-намеки, своего рода эзопов язык, может быть, в более изощренном виде. Литературные произведения с признаками тайнописи относятся только ко второму типу. Автор в этом случае лавирует между двумя крайностями: окажутся намеки явными, читатели легко обнаружат скрытый смысл, или наоборот — не увидят второй план текста из-за дефицита авторских меток. Ну, типа как ориентирование на местности: видишь зарубки, вешки, выходишь к месту назначения, а нет — так и блуждаешь.

Повесть была написана в 1833 г., вышла в свет в 1834 г. Судя по тому, что Николай I был в бешенстве после прочтения "Пиковой дамы", тайный смысл дошел до адресата. Почему тогда этот смысл не дошел до школьников на уроках? Перестарался солнце наше. Хорошо зашифровал. Вот близко знавший Пушкина редактор А.А.Краевский пишет: «В “Пиковой даме” герой повести — создание истинно оригинальное, плод глубокой наблюдательности и познания сердца человеческого; он обставлен лицами, подсмотренными в самом обществе <…>; рассказ простой, отличающийся изящностью». Ну, да, ну, да, это нам и в школе преподают. В.Г.Белинский: «<…> “Пиковая дама” — собственно не повесть, а мастерский рассказ. В ней удивительно верно очерчена старая графиня, её воспитанница, их отношения и сильный, но демонически-эгоистический характер Германна. Собственно это не повесть, а анекдот <…> Но рассказ — повторяем — верх мастерства <…>» Неистовый Виссарион тоже мимо. Может быть, Ф.М.Достоевский, как никто понимавший Пушкина? Нет, тоже увидел только фантастическую прозу. Если современники уже не могли прочесть тайнопись второго плана повести, то что уж говорить о последующих поколениях, которым преподавали забронзовевшую хрестоматию.

Сам же Пушкин в кулачок посмеивается: «"Моя "Пиковая дама" в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семеру и туза..." Хихикает, а самому немного грустновато: если уж светская чернь ничего не поняла, то чего уж говорить о нас — камчадалах. Кому — повесть, а кому — трагедия. Сколько черновиков исписал, вычерчивая даты, суммы выигрышей и проигрышей, а эти бараны видят в повести только анекдот. Поняли только Николай I, принявший игру, и масонерия. Но я на это уже раньше намекал, когда писал о магендовидах на могильном памятнике Пушкина, установленном с санкции Николая I. Их число равно 21. Как раз карточное очко. Или тройка, семерка, туз (11 — кто не катает) в сумме.

Еще раз перечитал повесть, держа в голове две мысли: 1. обнаружить зашифрованный смысл; 2. учесть при декодификации, что первым читателем повести был царь Николай I. Дальше появился пункт три: Пушкин хорошо играл в шахматы, был заядлым картежником, владел несколькими языками (лингвистическая подготовка)и числился в шифровальном отделе МИДа (профессиональный уровень криптограммы). 

Прошло много лет, и добавился пункт четыре: "Недели за три до смерти историографа Пушкина был я по приглашению у него. Он много говорил со мной об истории Петра Великого. "Об этом государе, - сказал он между прочим, - можно написать более, чем об истории России вообще. Одно из затруднений составить историю его состоит в том, что многие писатели, не доброжелательствуя ему, представляют разные события в искаженном виде, другие с пристрастием осыпали похвалами все его действия". Александр Сергеевич на вопрос мой: скоро ли будем иметь удовольствие прочесть произведение его о Петре, отвечал: "Я до сих пор ничего еще не написал, занимался единственно собиранием материалов: хочу составить себе идею обо всем труде, потом напишу историю Петра в год или в течение полугода и стану исправлять по документам". Просидев с полтора часа у Пушкина, я полагал, что беспокою его и отнимаю дорогое время, но он просил остаться и сказал, что вечером ничем не занимается. Возложенное на него поручение писать историю Петра весьма его обременяло. - "Эта работа убийственная, - сказал он мне, - если бы я наперед знал, я бы не взялся за нее". 

(Надв. сов. КЕЛЛЕР. Дневник. Соч. Пушкина под ред. П. А. Ефремова, т. VIII, стр. 586.
Цитируется по http://pushkin.niv.ru/pushkin/bio/veresaev/pushkin-v-zhizni_20.htm )

Я выделил ключевые слова: Пушкин — историограф, поручение царя. Получилось неожиданно. Если сейчас в ЕГЭ включить вопрос: Назовите великого русского историографа,- никто и не подумает о Пушкине. В пункте 4 об историографе требуются два подпункта: а) Пушкин переоценивал значение Петра I, или скажем так: идеализировал историческую роль Петра I; б) Пушкин отрицательно относился к Екатерине II, которую считал самозванкой. Самозванство — это сквозная тема Пушкина: "Борис Годунов", "Капитанская дочка", "Сказка о царе Салтане" и др. Все это было отдано на откуп литературоведам, а им до лампочки ваша историография. Они будут диссертации клепать о стиле и поэтике. И попробуй какой-нибудь Марьване Белинского покритикуй. "Вон из класса, двойка в четверти!"

МЕТНЕМ БАНЧОК?

Читаем теперь уже аналитически. Явный мессадж. Но пока ничего не понятно. Как быть? Да так, как и при игре в морской бой. Есть константы: количество линкоров, эсминцев и т.д И правило: корабли не должны соприкасаться друг с другом. И есть переменные: корабли могут располагаться где угодно. Теперь действуем как при декодификации шифрограммы — ищем константы в ряду знаков. Что может быть в тексте повести константой? Имена, даты, цифры. Остальную шелуху про любовь-морковь отбрасываем, нам ведь надо подтекст вскрыть. Действуем просто: тупо берем листок бумаги и выписываем константы ("Сказка — ложь, да в ней намек...") из повести. У меня получилось 74 записи. Но это не принципиально.

А что принципиально? Вот, например, сразу же первая запись:

1. "Пиковая дама означает тайную недоброжелательность. Новейшая гадательная книга". Выделяем ключевое слово — гадательная. А что вам еще, собственно, надо? Вот же четко написано: гадательная книга. Не тупо ставьте на тройку, семерку и туза, а гадайте. Феномен карт — дихотомия. У карты есть рубашка и лицо. Картинка на лице делится на две зеркальные части. При гадании одна и та же карта в сочетании с соседними может иметь разное значение, туз пиковый — известие о смерти, а в сочетании с некоторыми другими картами — казенный дом, ваще — тюрьма. Пошли вторые планы, т.е. старая графиня в компании с Германном может быть Екатериной II - Екатериной великой для хер манов, а в другом варианте — Екатериной Дашковой с кличкой — Екатерина малая. Да вот же и Пушкин сам дальше подсказывает, что нужно гадать, а не тупить про поэтику и стилистику: "Девушка — настоящая тройка червонная. Пузатый мужчина напоминал ему туза. Тройка, семерка, туз — преследовали его во сне, принимая все возможные виды: тройка цвела перед ним в образе пышного грандифлора, семерка представлялась готическими воротами, туз огромным пауком." Это у меня кстати были пункты 60, 61, 62. Но они хорошо ложатся к смыслу пункта 1. Из всех карт в повести масть указана только у дамы. Но это ни о чем не говорит. Только о том, что сам Пушкин не гадал. В русском гадании используются 36 карт, мелочь откидывается. Самая поганая масть действительно пиковая: туз — известие о смерти, семерка — ссора, десятка — болезнь и т.д. Такое впечатление, что Германну все карты пиковые выпали.

2. Следующая фраза повести в пушкинском стиле: "Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова". Могло бы быть многозначительно и туманно: "Гости съезжались на дачу..." Тогда бы уже и царь не понял смысла. А здесь явная метка - конногвардеец Нарумов. Погадайте. Вам же предлагали. Попробуем. Конногвардеец? Используем метод подбора. Конногвардеец-кавалергард-вооруженный наездник-всадник. Всадник, всадник, ты могуч, ты гоняешь стаи туч. (Шутка) Может, медный всадник? Тогда уж с прописной — Медный всадник. Петр I? Мы же не забываем в конце концов, что это пишет историограф. Нарумов — посложнее. Здесь уже нужны подсказки. В июле 1814 года Пушкин впервые выступил в печати, в издававшемся в Москве журнале «Вестник Европы». В тринадцатом номере было напечатано стихотворение «К другу-стихотворцу», подписанное псевдонимом Александр Н.к.ш.п.

Н-к-ш-п — это уже интересно. А кто-то говорил, что Пушкин не знал иврит. Это именно согласные его фамилии, написанные справа налево как в иврите без гласных. Попробуем проделать ту же операцию дешифрования с Нарумовым: н-р-м=ов. М-р-н=ов — Миронов/Маранов/Марранов. Хорошие версии. Миронов еще появится в "Капитанской дочке", он пока сидит в запасе. "Огненный Бог марранов"? А.Волков еще не родился. Не получается. Но нам же сказали: гадайте, вы не на комсомольском собрании. Здесь более сложная операция: корневая метатеза. Р-м-н=ов. Румынов-Ремнев-Романов? Мне как-то больше нравится Романов. Ой! Да это же фамилия медного всадника.

А.М.Дорогов "Игроки"

Хорошо, кинул я карту "Петр I Романов=Нарумов". Но из правил гадания знаем мы уже, что значение карты определяется не только версией гадальщика, но и ближайшим карточным окружением, т.е. где-то рядом должны быть карты-метки, подсказки добрым молодцам. Ведь говорилось уже, что бесключевую шифрограмму можно так усложнить, что никто после автора не декодифицирует. И Пушкин знал об этом: нужна вешка, пусть блуждают читатели по вешкам. Можно сказать, пусть занимаются аналитическим ориентированием на постраничной местности.

Не пролистав и двух страниц повести, сразу же во второй главе пристально вчитаемся в беседу старой графини=пиковой дамы=тайной недоброжелательности=Екатерины II и ее внука Томского:

«— Paul! — закричала графиня из-за ширмов,— пришли мне какой-нибудь новый роман, только пожалуйста, не из нынешних. 

— Как это, grand'maman?

— То есть такой роман, где бы герой не давил ни отца, ни матери и где бы не было утопленных тел. Я ужасно боюсь утопленников!

Таких романов нынче нет. Не хотите ли разве русских?»

По-моему эта подсказка всем подсказкам подсказка. Старуха читает романы? Да она уснула уже на втором абзаце, как только Лиза начала читать ей роман, принесенный Томским! А для чего был нужен этот эпизод автору. Да для включения в текст (или в криптограмму) слова "роман". Слова-вешки.

Как явственно звучит: «- Таких романов=Романовых нынче нет. Не хотите ли разве русских?» И совсем не тонким намеком на кровавую историю династии вырисовывается: «То есть такой роман=Романов, где бы герой (=который) не давил ни отца, ни матери и где бы не было утопленных тел.» Дальше Екатерина II не верит, что бывают русские Романовы. Мы, собственно, тоже.

Существуют ли другие трактовки? Отсылаю вас к книге В. Блеклова "Пиковая дама. Иго Самозванцев над Россией" http://www.stihi.ru/2009/08/20/4637. Он лучше всех прочел "Пиковую даму". Его самого читать, правда, довольно тяжело. Он считает, что в Нарумове Пушкин вывел своего друга, заядлого картежника кавалергарда П.В.Нащокина.

3. Бросаю третью карту из колоды. Ой, тьфу, текста. У меня выпадает константа "Сурин". А это что за фрукт? Уникальный персонаж. На всем протяжении повести он появляется один-единственный раз в эпизоде «Играли в карты у конногвардейца Нарумова».. А это, как мы знаем, для Пушкина нетипично. У него если в сюжете где-то муха пролетела, то в следующий момент он сам появляется с пистолетом Лепажа, и от мухи остается только мокрое пятно на стенке. А тут какой-то второстепенный картежник, но с фамилией. Весьма странно. И он еще принимает участие в царской игре. В Большой игре.

«— Что ты сделал, Сурин? — спросил хозяин.

— Проиграл, по обыкновению. Надобно признаться, что я несчастлив: играю мирандолем, никогда не горячусь, ничем меня с толку не собьешь, а всё проигрываюсь!

— И ты ни разу не соблазнился? ни разу не поставил на руте?.. Твердость твоя для меня удивительна.»

Некий Сурин, о котором известно только то, что он играет по маленькой и вечно проигрывает, и то, что он как появился из ниоткуда за ломберным столиком у медного всадника, так моментально и ушел в никуда. Бесследно. Ни тебе зарубок на память, ни тебе могильного креста. Кто это? Погадаем по фамилии. Только она связывает этот призрак с текстовой тканью. Пензенская река Сура здесь, конечно, отвлекающий маневр. А вот древнеримский политик Сура — участник заговора Катилины — это хоть какая-то семантическая зацепка. Представители рода Сура претендовали на царскую власть, и двое из них даже реально воспользовались этим правом, а третьему не повезло, он был удавлен. Очень напоминает порядковый номер Петра III. Тот тоже играл по маленькой, не рискнул и проиграл. И из текста повести выпал окончательно и бесповоротно, т.е. был покрыт пиковой дамой=Екатериной II.

Есть еще соображения. Зеркалка пиковой дамы, покрывшей Сурина=Петра III — Екатерина Дашкова. Мы помним, что картинка на лицевой стороне карты разделена на два зеркальных изображения. Если пиковая дама — это Екатерина великая, то зеркалка ее - Екатерина малая - княгиня Екатерина Романовна Дашкова, урожденная Воронцова, одна из активнейших участниц переворота 1762 г. Мать Екатерины малой — Сурмина. Букву из фамилии выкинуть — нам как два пальца об асфальт, мы и посложнее операции проделывали с консонантными метатезами в корнях фамилий. Родная сестра Дашковой — кривенькая некрасивая Елизавета Романовна Воронцова, фрейлина пиковой дамы, была сожительницей Петра III, ради которой он хотел заточить ангальт-цербершу в монастырь. Сыграй Петр III по-крупному, и могла бы Елизавета Воронцова стать царицей. Ну, бубновой дамой. Есть в коннотации Сурин-Сурмин намек на игру мирандолем семейной банды (по-итальянски — мафия) Воронцовых. Не в выигрыше они пока были.

4. И вот наконец выпадает Германн. С двумя -нн на конце. Немец в квадрате. Здесь уже простор для трактовок, есть где разгуляться фантазии: и немец, и человек, и господин. Выдвинем версию, что это Павел I. Игроки отмечают, что он — инженер. В последующих главах его называют то молодым офицером, то инженером, слегка заметая следы. Инженер — это намек, вешка. Павел I был убит в Инженерном замке. Во второй главе старуха кричит: «Лизанька, где моя табакерка?» Намек на табакерку зятя Суворова, нанесшего апоплексический удар в висок Павлу I 11 марта 1801 г. в Инженерном замке. В этот момент Лиза думает о Германне, а мы гадаем: "что было, что будет, чем сердце успокоится?",- и старуха подкидывает нам карту "табакерка", а Томский дополнительно уточняет - "инженер". Между ними и ложится карта "Германн", которую мы трактуем как Павел I.

Что еще мы знаем о Германне? Три верные беспроигрышные карты Германна: расчет, умеренность, трудолюбие. Но Екатерина II совращает его большой игрой. Германн изменяет своей программе. В четвертой главе Томский говорит, что у Германна профиль Наполеона и душа Мефистофеля и на нем как минимум три злодейства. Томский ведет нас по ложному следу, потому что ситуация с декодификацией становилась бы слишком прозрачной обрисуй Томский у Германна профиль курносого чухонца, то у нас бы и не было сомнений с определением прототипа. Если бы Томский сказал, что у старухи душа Мефистофеля и на ней три злодейства, да и в профиль у нее тяжелый подбородок и прямой нос Наполеона, то уж, наверное, Федор Михайлович понял бы, о ком идет речь. А какие три злодейства шлейфом тянутся за старухой? Да еще как минимум. Убийства Петра III, Ивана VI и первой Шарлотки Павла I – Вильгельмины чего-то там Дармштадской. Не силен я в этих немецких принцессах. Может, просто их всех называть "очередная из немецкого инкубатора русских принцесс" - НИРП?

15 апреля 1776 г. Вильгельмина под псевдонимом Наталья Алексеевна умерла при родах. Французский дипломат де Корберон писал, что никто не поверил официальной версии, и что Потемкин посещал акушерку великой княгини по фамилии Зорич и передал ей роковой приказ. Томский сразу же в первой главе рассказывает, как Чаплицкий проиграл Зоричу триста тысяч. Зорич — кратковременный фаворит Екатерины II, картежник, растратчик, фальшивомонетчик, ставленник Г.Потемкина в рамках его секспроекта. Это единственный тип, мелькнувший в "Пиковой даме" под своей фамилией. Вешка "Зорич" нужна была Пушкину для облегчения декодификции третьего злодейства старухи. Акушерка, выполнявшая деликатное поручение Екатерины II и ее тайного мужа — Г.Потемкина - имела фамилию Зорич и была родственницей фаворита-картежника. Первая жена будущего Павла I - Вильгельмина пыталась при дворе играть свою игру с претензией на Большую, подписав себе тем самым приговор. Германну=Павлу I в 1776 г. уже 22, он может претендовать на престол, старуха не "нарумовских" кровей, шансы есть, а он еще не играет, явно не конногвардеец.

Летчик дальней авиации В.Блеклов, конечно, гениален (там же - http://www.stihi.ru/2009/08/20/4637 ). Он первый увидел зеркалку карты "Германна". Это Сен-Жермен. Германн во французском произношении и будет Жермен. Это намек на происхождение Павла I. В отцы к нему кого только не приписывают вплоть до подмены младенцев. Якобы Екатерина II родила девочку, ставшую позднее Александрой Браницкой, любимой племянницей и сожительницей Г.Потемкина, а Павел I — это сын простой чухонки. Павел I и А.Браницкая родились в один год. Пушкин знал об этой теме, в Одессе он был близко знаком с дочкой Александры Браницкой — Алисой Воронцовой и, как видно, неплохо пошуршал в библиотеке ее мужа Михал Семеныча Воронцова, племянника Екатерины малой — Е.Р.Дашковой. 

Павел I явно не похож на официального папу — Петра III. Одним из претендентов на отцовство называют камергера С.Салтыкова. В 1754 г. в Питере также ошивался аферист и шпион Сен-Жермен. После переворота 1762 г. он становится русским генералом с псевдонимом Салтыков. Может, и Екатерина II нам вешки тоже устанавливала, чтобы мы не путались в династических хитросплетениях?

5. Следующая карта — Томский. Говорит ли нам что-нибудь этимология этой фамилии? Томск на р.Томи. Намекает на легенду о старце Кузмиче, перевоплощении Александра I после смерти в Таганроге. Да поминает о том, что при Петре II в Томске был в ссылке прадедушка автора "Пиковой дамы", арап Петра великого. По ассоциациям поработаем: Том-Томас-Фома. "Фома-афей", по-народному — Фома неверующий, апостол, казненный в Индии. Народная этимология ошибается, он верующий, но проверяющий: "Аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, и вложу перста моего в язвы гвоздинныя, и вложу руку мою в ребра Его, не иму веры" (Ин. 20, 25). Попробуем в качестве версии загадать на Александра I, проверяющего свою родословную. Из второй главы, когда Томский посещает свою бабушку, старую графиню, узнаем, что он — молодой офицер. Расставил ли где-нибудь здесь нам Пушкин вешки для ориентирования? Старуха называет Томского — князь Павел Александрович. Такие подсказки можно щелкать как белка орешки с чисто изумрудными ядрами. Просто отзеркалим Томского — князь Александр Павлович. А это и есть Александр I. Да еще и ассоциация появляется том-мот: промотавшийся. А почему у графини внук — князь? Намек на царскую кровь: томский князь — великий князь — наследник престола. Внук царских кровей в отличие от бабушки-графини.

А.Г.Венецианов "Гадание на картах"

6. Томский-Александр I подкидывает нам новую карту — свою бабушку графиню Анну Федотовну. Только единожды и только в первой главе в рассказе внука она названа по имени-отчеству. Томский кинул карту,- дама, а масть как бы не играет значения. Масть в данном случае имя-отчество старой графини. Это как при игре в фараон играет номинал — дама, а при гадании нам важна ее масть. Далее она везде — старуха, старая графиня. Обозначим ее как и Пушкин «пиковой дамой» и начнем собирать информацию. Говорит ли нам о чем-нибудь ее имя? Воспользуемся шифровальными приемчиками Пушкина. Анна — слово-перевертыш-палиндром. Чисто карта, разделенная пополам. Отчество Федотовна ни о чем не говорит. Но помним, что у Пушкина и муха не пролетит. Поговорка «Федот да не тот»? Пока только намеки: карта-перевертыш обманная. «Анна Федотовна» - что-то типа эмблемы. Нигде она не названа по фамилии. Она не Томская. «Томский» - метка внука, Александра I. Она не княгиня, по-французски — принцесса, т.е. ее претензии на престол сомнительны. Томский в рассказе упоминает также мужа графини с функцией дворецкого. Вроде бы намек на безвольного Петра III. Дворецкий в повести знаменит только своим бунтом против Анны Федотовны, когда «при дворе она проиграла на слово герцогу Орлеанскому что-то очень много». Что за бунт? На что намек? На события 30 апреля 1762 г., когда Петр III во время торжественного обеда по случаю заключения мира с Пруссией в присутствии двора, дипломатов и иностранных принцев крикнул жене через весь стол: "Дура",- за отказ пить стоя провозглашенный им тост. Екатерина заплакала. 

Дальше Томский мимоходом упоминает своего дядю графа Ивана Ильича. Еще один граф без права на престол. Если это брат отца Томского, то почему не князь, а граф? Намек на то, что пиковая дама родила Ивана Ильича не от мужа-дворецкого? Тогда бы мужа-дворецкого звали бы Илья, это дедушка Томского. На момент событий его нет в живых. Томского, помним по повести, звали Павел Александрович. Неведомого отца Томского, следовательно, должно бы звать, Александр Ильич. Томский говорит, что у бабушки было четыре сына-картежника. Не намек ли это на четырех детей Екатерины II? Четырех более или менее известных Пушкину (сколько их было на самом деле, не знает никто): Павел I, рано умершая Анна от Понятовского, заядлый картежник А.Бобринский от Г.Орлова, в пух и прах проигравшийся в Париже, и Е.Темкина от Г.Потемкина. Узнаем мы из слов Томского только о безликом Иване Ильиче, как о намеке на то, что дети графини были приблудные, и дедушка-дворецкий к ним никакого отношения не имел. 

Проверим версию, что за ломберным столиком у конногвардейца собрались Петр I, Петр III, Павел I Александр I в лице персонажей Нарумова, Сурина, Германна и Томского. Последний подкидывает играющим тему секретов игры своей бабушки — Екатерины II. Далее по тексту: 60 лет назад она ездила в Париж. 1833-60=1773 г. От года написания «Пиковой дамы» отплясываем. Что было? Начало пугачевского восстания, Екатерина II женит Павла I на Вильгельмине из НИРПа (чтобы не путаться, для краткости — немецкий инкубатор русских принцесс), которую потом акушерка Зорич при посредничестве Потемкина "тогойт-чего тогойт?",- ну, поможет бедненькой выйти из царской игры навечно в направлении лавры. Уже теплее. Фамилия Зорич может быть связана только с Екатериной II. Это фаворит и его родственница-убийца. По рассказу Томского Зорич крупно обыгрывает в карты некоего Чаплицкого. И старуха открывает Чаплицкому секрет как отыграться. Как фаворит Зорич сменил Завадовского. Не его ли Зорич попутно обыграл в карты в реале? Не прототип ли Завадовский Чаплицкого? 

Екатерина II в Париже не была. Княгия Н.П.Голицына была в Париже с 1761 по 1765 гг. и была знакома с Сен-Жерменом, Томский дальше нам вкинет еще и Сен-Жермена, масона и алхимика власти, чародея закулисных карточных игр. Картежный анекдот Голицыной, рассказанный Пушкину, положен в сюжет повести. Но сама Голицына как прообраз — отвлекающий маневр. Пушкин: «При дворе нашли сходство между старой графиней и кн<ягиней> Натальей Петровной <Голицыной> и, кажется, не сердятся…» Следы заметал и похихикивал: «Ай, да, Пушкин, ай, да, сукин сын!» Это для шарлоток из Эрмитажа, а мы будем копать. 

"Зеркалка" пиковой дамы — Екатерина Дашкова была в Париже дважды: с 1769 по 1771 и вторично с 1775 по 1782 гг. В Париже она сдружилась в Вольтером и Дидро. Пушкин: «Графиня упала в вольтеровы кресла». Дашкова сама по себе королевство кривых зеркал: Дидро описывал Дашкову как уродку с приплюснутым носом, а английский посол Бекингэм, наоборот, считал ее привлекательной. Малая вслед за великой своего сына назвала Павлом (Павел I родился в 1754 г., Павел Дашков — в 1763 г.), это был картежник, служивший в свите светлейшего князя Потемкина, позднее предводитель московского дворянства. Но нет, носом в кого-то другого, не дашковский, не павловский приплюснутый. Это как бы зеркальное отражение рождения Большой отпетого картежника графа А.Бобринского от Грыши Орлова. Но это нам говорит только о сексуальном обслуживании гвардейцев. Кобели шли на Гатчину по запаху. Но этак мы упремся в тему секса. Роль секса в политике важная, но вторая. Первая — деньги. 

У Большой вообще рождения детей — гормональные взрывы - связаны с важными политическими событиями: после Павла I в 1757 г. она рожает дочь Анну (!!! - не намек ли на имя пиковой дамы?) от Понятовского и состоялся первый неудачный заговор против Елизаветы, когда она вместе с канцлером Бестужевым-Рюминым передала секретные документы агентам Фридриха II о компании 1757 г. во время семилетней войны, и пруссаки были осведомлены о действиях армии Апраксина, французы через братьев Воронцовых настучали на ангальт-цербершу, судьба ее была на волоске, она валялась в ногах у Елизаветы, вымаливая прощение, Бестужев-Рюмин был отправлен в ссылку; в 1762 г. рождение А.Г.Бобринского и свержение законного мужа Петра III, 1775 г. - рождение Е.Темкиной-Потемкиной после тайного брака с Г.Потемкиным и казни русского Петра III Пугачева. 

60 лет назад — сквозная тема в повести. Германн, когда выходит из дома графини после ее смерти, думает о том, что 60 лет назад по этой лестнице поднимался любовник, причесанный птицей. Это намек на Григория Потемкина. Пиковая дама своего Грышифишечку называла Перюшо (попугай) за внешнее сходство и привычку грызть ногти. Здесь еще надо учитывать время отсчета. Учитывал ли Пушкин, что повесть будет опубликована в 1834 г.? Тогда он намекает на события 1774 г. Это ключевой год для Екатерины II, все опять висит на волоске, пугачевщина, сближение с Потемкиным.

Во время карточной игры Петр I Нарумов бросает две многозначительные фразы: «— Да что ж тут удивительного,— сказал Нарумов,— что осьмидесятилетняя старуха не понтирует?» Еще один пример пушкинской нумерологии и прозрачный намек. Считаем 1833-70=1763 г. 70 лет назад пиковая дама совершила дворцовый переворот и взошла на престол. Она уже кинула свои выигрышные карты и не понтирует.

И в конце первой главы: «— Как! — сказал Нарумов,— у тебя есть бабушка, которая угадывает три карты сряду, а ты до сих пор не перенял у ней ее кабалистики?» Ключевое слово — кабалистика. Этим словом Пушкин обозначает технологию власти. Можно было бы заменить термин "технология власти" на просто "деньги". Деньги, как их добыть, из чего делают деньги алхимики и кабалисты, и масоны, которые владеют этими тайнами. И Пушкин, и Петр I обозначили этот феномен словом "кабалистика". Пушкин наверняка знал этимологию этого семитского слова. "Кабала" — на иврите "расписка". Однокоренное арабское слово - "вексель". Ну, и "попасть в кабалу" - это уже по-русски.

Там, где кабалистика, там рядом граф Сен-Жермен, на русском языке того времени — Санкт-Германн. За спиной Сен-Жермена не стоит масонство. Он сам его олицетворение. По одной из версий — отец Павла I. В 1757 г. он уже в Париже, где его ближайшей подругой является принцесса Ангальт-Цербстская, родная мамочка пиковой дамы. Оттуда снова в Питер. Он причастен к отравлению Елизаветы Петровны. В 1762 г. он опять в России, дергает за ниточки дворцового переворота. Без всяких скрытых намеков и нумерологии Пушкин пишет: «Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион». Куда уж откровеннее? А дальше он не имеет права писать прямо и прячет события за карточную фабулу. Сен-Жермен в ответ на просьбу пиковой дамы о займе отвечает ей: «вы можете отыграться». Т.е. деньги не надо отдавать, достаточно оказывать услуги. 

Без Казановы тоже никак не обойтись. В 1764-1765 гг. этот кабалист, алхимик, писатель и авантюрист посещал Россию, он встречался с Екатериной II. Говорят, что одним из заданий для кабалиста было удостовериться в смерти Петра III и Ивана VI. На западе тоже хорошо разбирались в династических интригах. Все ведь понимали, что Екатерина II - cамозванка и ликвидировала претендентов на трон.

Без Пушкинской мистики никак. В этой небольшой главе мы встретились с тремя персонажами: герцог Орлеанский гильотинирован в 1793 г., Екатерина II умерла в 1796 г., один из ее фаворитов, картежник и фальшивомонетчик С.Г.Зорич, умер в 1799 г. Все они скончались 6 ноября. Но в разные годы. Раз коснулись темы смерти, то предпоследнее предложение главы: «Однако пора спать: уже без четверти шесть.» А второе предложение в самом начале главы: «Долгая зимняя ночь прошла незаметно; сели ужинать в пятом часу утра.» Пушкин хорошо знал, что Петр I умер без четверти шесть в долгую зимнюю ночь 28 января 1725 г. Петр I – кумир Пушкина. Пушкин будет рассматривать дальнейшие события и судить героев под этим углом зрения.

А пока он ввел в литературу категорию ирреального времени, т.е. собрал за одним ломберным столиком персонажей из различных исторических эпох. Это очень не понравилось Федору Михайловичу Достоевскому. "Фантастика!" - сказал он и плюнул.

(окончание следует)





Наверх
Поделиться публикацией:
2313
Опубликовано 23 фев 2012

ВХОД НА САЙТ