facebook ВКонтакте twitter
Мы в социальных сетях
    Издательство    КИСЛОРОД для бизнеса    Интернет-магазин
/
» » » Ноябрьские песни Всеволода Емелина

Ноябрьские песни Всеволода Емелина

Ноябрьские песни Всеволода Емелина

Стансы ко Дню национального единства

Холостяк идет на порночат
В мечтах о сладостном оргазме,
А дни российские мрачат
Сплошные мятежи и казни.

Безмолвствует пролетарьят,
Забывший об энтузиазме,
А дни российские мрачат
Сплошные мятежи и казни.

Болит у Путина спина
От журавлиного полета,
Меж тем великая страна
Сползает в мрачное болото.

Готовы Родину отцов
Порвать, как тузик грелку, суки,
И оказался Удальцов
Не Удальцов вдруг, а Тютюкин.

На съемке кадры говорят,
Как он одной грузинской твари
Готов родной Калининград
Продать за грязные их лари.

Да что еще Калининград,
Чтоб нанести нам в сердце рану,
В Кремле заложен был заряд
Под колокольню Иоанна.

О, Левый фронт, не будь жесток!
Страна — она не магазин вам,
Оставь Руси Владивосток,
Не отдавай его грузинам!

Какие ставились задачи!
Какой кошмар имел бы место!
Спасла Россию передача
Про анатомию протеста.

Повсюду ширится измена,
Встают вдали как миражи
Невиданные перемены,
Неслыханные мятежи.

Для них не свят ни ХХС,
Ни газ, ни нефтяная рента,
Их девки шастают топлесс,
Не верят в рейтинг президента.

Клевещет на народный суд
На гостелеканале Познер.
А Прохоровым вновь раздут
Костер национальной розни.

России верные сыны,
Мы вытерпим этнопреступность,
Раз под угрозой всей страны
Бескрайней нашей целокупность.

Какой ужасный результат
Сулят нам их эксперименты!
В Госдуме храбрый депутат
Попрал пятой их белу ленту.

Она шипела как змея,
Она едва не укусила,
Она свивалась как петля
На шее жилистой России.

Какой отважный депутат!
Топтал ее он без боязни,
А дни российские мрачат
Сплошные мятежи и казни.

Смелей, начальник, дело шей,
Придет и к нам на площадь праздник,
Чтоб было меньше мятежей,
Как можно больше нужно казней.

О Путин! Властелин судьбы
Лечи скорей радикулит,
Россию вздерни на дыбы,
А то совсем ее мрачит.

Властитель! Сильною рукой
Тащи страну из бездны вверх!
То академик, то герой,
То мореплаватель, то стерх.

На отставку министра обороны

Те, у кого за Россию
Злая душа не болит,
Как иудеи Мессию,
Ждут раскола элит.

И когда министр обороны
Вдруг в отставку ушел,
Раскаркались как вороны:
Вот наступил раскол!

Радость у Белых Лент,
Шепчутся среди них:
Наконец президент
Начал сдавать своих.

Такие сознанья химеры
Зародились у них внутри:
Ни минуты коррупционеры
Путину не свои.

Борется он днем и ночью,
Бьется, как муха об лед,
С чиновничеством порочным,
Которое взятки берет.

Кто прикрыл проходимца
И допустил растрату,
Невзирая на лица,
Ожидает того расплата.

Есть еще несколько версий
Произошедшего зверства –
Министр стал объектом мести
Со стороны офицерства.

Когда в мире сгустился мрак,
Средь террора, войн, революций
Министерство возглавил шпак,
Неизвестный какой-то стрюцкий.

Словно какой феминист,
В наш российский Генштаб
Бывший военный министр
Понабрал кучу баб.

В войсках церковные службы
Запрещал капелланам,
Заказывал оружие
Разным враждебным странам.

Он не скрывал амбиций,
Он сократил аппарат,
Суворовцев и нахимовцев
Не пустил на парад.

Не завоевал Сердюков
Высокого авторитета
Среди командиров полков
И генералитета.

Воины из кремня и стали,
На чьих лицах улыбки редки,
Своего министра прозвали
Иронически — Табуреткин.

Ну а что возразить могли вы
Честным, простым солдатам
С этой шуткой их незлобливой
По-армейски солоноватой?

Была генералов диверсия,
Было и расточительство,
Но есть еще одна версия,
Более романтическая.

Что сцепились в борьбе долг и чувство,
Как у Вильяма Шекспира.
Но здесь кончается искусство,
И моя замолкает лира.

P. S.

Но пришли перемены,
И отныне на страх врагу
Мы пойдем на Гиену
Во главе с Сергеем Шойгу.

Понеслись хорошие вести
На Кавказ, в Поволжье, в Сибирь,
И победные песни
Завожу я — милый снигирь.

 

"Самый тупой депутат умнее среднего гражданина" Илья Костунов

Депутат Костунов – мужик в пиджаке
Говорит , что он очень умен
А я , сжимая лопату в руке
Считаю, что он – гандон.

Я всю свою жизнь на страну пахал
Остался голый и босый
А Костунов – реальный кал
Как и прочие Единороссы.

Я на морозе чинил металл
Я рыл шурфы среди льдин
А тут возник молодой аксакал
Типа: Давно здесь сидим.

Был он начальник движения «Наши»
Учил российский народ
Вообще-то место его у параши
Ох , как она его ждет.

Он на меня как у них принято в органы
Напишет донос
А я рабочий паренек всегда собранный
Готов –с.

Космос как воспоминание

Книжечки беленькие, книжечки красненькие
В детстве стояли на полочке,
«Библиотека современной фантастики»…
Все угробили, сволочи.

Думал ночами бессонными,
Как буду сквозь волны эфира
Вести звездолет фотонный,
Облетая черные дыры.

Вырасту, думал, буду Мвен Масс
Или Дар Ветер.
Вырос. Вокруг одни пидарасы,
Да эти…

Вырасту, ждал, отобью Низу Крит
У Эрга Ноoра.
Вырос. Вокруг наркомания, СПИД,
Да эти, которые…

Выучусь, в детстве мечтал, на прогрессора,
Служить буду доном Руматой.
Вырос. Вокруг сплошь бычье в Мерседесах,
И все ругаются матом.

В Руматы меня не брали,
Иди, говорят, не треба.
В результате, во всю в Арканаре
Жирует орел наш дон Рэба.

В книжках один был мерзавец – Пур Хисс
(Еще бы с такой-то фамилией).
А теперь оказалось – Пур Хиссов, как крыс,
И всех они зачморили.

Навеки улыбка сползла с лица,
Я стал обладателем бледного вида.
Вместо эры Великого Кольца
Настал нескончаемый День Трифидов.

Вот тебе и Роберт Шекли,
Вот тебе и Гарри Гаррисон,
В мире, где правят шекели
Пойду утоплюсь в Солярисе.

Оказался чужой я на этом пиру
Пришельцев пиковой масти.
Тщетно шарит рука по бедру,
Ищет мой верный бластер.

Гляну сквозь стеклопакет
И, как всегда, офигею –
Вместо звезд и планет
Горит реклама «ИКЕИ».

Грустно сижу на жопе
На их табуретке фанерной.
Нынче не время утопий
Об покорении Вселенной.

Я все понимаю: Сталин,
Репрессии, пятилетки…
Но зачем мы Космос сменяли
На фанерные табуретки?

Хоть тушкой, хоть чучелом

Обличая искусство дегенеративное
С точки зрения трудящихся масс,
Я часто испытываю когнитивный,
Разрывающий душу мне диссонанс.

Вот, например, ответ президента Путина
На провокационный вопрос,
Что «Пусси Риот» (не ладны будь они)
Устраивали Холокост.

Взволновался я, человек с улицы,
Услышав этот ответ,
Думал, опять про вагину и курицу —
Ан нет.

Оказывается, девками осатаневшими,
Их собственными ручками белыми,
Три чучела были повешены
Или четыре, но не в количестве дело.

Однако и тут секретов куча,
Дьявол их разберет,
Вроде и чучела были не чучела,
И повесили их не «Пусси Риот».

А если это были не чучела,
Информаторы Путина оказались лживы.
Хотя, говорят, никого там не умучили,
Все повешенные вроде как живы.

Качались над салатами из Кореи,
Вводя в заблуждение кремлевских спичрайтеров,
Не то кто-то из повешенных евреев был геем,
Не то кто-то был евреем из гастарбайтеров.

Покупатели потеряли к провизии интерес,
Бродят и смотрят с тоской,
Почему они висят только здесь,
А не вдоль Тверской-Ямской?

А повешеньем чучел среди ветчины
И прочих продуктов невкусных
Ни капельки не оскорблены
Мои религиозные чувства.

Я думал, они шакалят за гранты,
Кощунницы и педофилы,
А они, оказывается, против мигрантов,
Евреев и геев, милые.

Врали нам СМИ, что они феминистки,
Что правильно их сажали.
А они антигомосексуалистки,
Им надо вручить медали.

Если они против гастарбайтеров,
А тем более евреев и геев,
За что же их заточили, братия?
Надо их выпускать скорее.

Поверить я в этот тренд,
Хоть убивай, не готов.
Неужели наш президент
За геев и гастарбайтеров?

Пусть опровергнет мой стих
Слухи московских улиц,
Что президент за них,
А против них кощунницы.

Культуркампф.

Пока мы простые трудящиеся
Роем землю и варим сталь,
Кто защитит нашу нравственность
И нашу мораль?

Меня каждый гей готов
К себе затащить в кровать,
Топот ночных котов
До зари не дает мне спать.

Вспомним всех поименно
Деятелей растленья,
Пятую их колонну,
Главный у них там Гельман.

Вот Александр Невзоров
Писатель и коневод
Клеймит священство позором
И церковь не признает.

Ему Патриарх не тот,
Вера ему не годиться.
Как только таких берет
Путин в доверенные лица?

И еще артист Джигурда
Против морали всяко,
И это бы не беда,
Да уж больно здоров, собака.

Им нравственности не жаль,
Корыстны их интересы,
Поднявшихся за мораль
Зовут они – мракобесы.

В школе учить хотят
Надеванью гандонов,
Спасибо Вам депутат
Ленсовета Милонов!

Морали учил Конфуций,
Моисей получил скрижали,
Нынче город трех революций
Стал бастионом морали.

Спасибо вам казаки
С невских берегов,
Что выдвинули полки
Против морали врагов.

Приятно всеж как-никак
Когда в крестах и медалях
С нагайкой стоит казак
На страже моей морали.

Держатся крепко станицы
Идеи патриотической,
Запрета смогли добиться
«Лолиты» педофилической.

Деятели театральные
Неясный дают ответ,
Некоторые моральные,
А некоторые – нет.

Зато стоит за мораль
Мотобанда «Ночные волки»,
За это какая-то тварь
Стреляла в них из двустволки.

Сжимаю ладонью мышь
Под нею специальный коврик,
Далекий друг ты хранишь
Мой светлый моральный облик.

За спасение от разврата,
За жизнь, что стала культурней,
Спасибо вам депутаты
Разнообразных уровней.

Примите же благодарности
Из моих сахарных уст
Все, кто основы нравственности
Помог мне средь бурь соблюсть.

-------

Источники: http://expert.ru и блог В. Емелина http://emelind.livejournal.com/

Фото: Алексей Куденко, КоммерсантЪ





Наверх
Поделиться публикацией:
763
Опубликовано 01 дек 2012

ВХОД НА САЙТ