facebook ВКонтакте twitter
Мы в социальных сетях
    Издательство    КИСЛОРОД для бизнеса    Интернет-магазин
/
» » » Против ветхозаветной апостасии. История Христианства от Маркиона до Фомы Славянина, Императора Византии (Часть III)

Против ветхозаветной апостасии. История Христианства от Маркиона до Фомы Славянина, Императора Византии (Часть III)

Против ветхозаветной апостасии. История Христианства от  Маркиона до Фомы Славянина, Императора Византии (Часть III)

Противники Маркиона и ереси «жидовствующих» II-III веков

Кто выступил против Первого канона Нового Завета, составленного Маркионом? Честное имя Маркиона. Гносис и ересь Оригена.

 

Итак, в предыдущих частях мы выяснили, что в первом веке первое поколение христиан не очень заботилось о сочинении книг для будущего. Кроме того, нисколько не стесняясь, они вставляли в христианские документы целые отрывки, комбинировали рассказы и дополняли их содержание словами и притчами, которые находили в других местах и которые их волновали. Маркион был первым, кто во II веке проанализировал многочисленные сочинения, и, опираясь на позицию ап. Павла, отбросил мифотворчество слабоумных (как писал тот же Евсевий Памфил), откровенные вставки вольно и невольно иудействующих, и составил Первый канон Нового Завета, в который не включил ветхозаветствующие домыслы.

Маркион проповедовал аскетизм, отказ от всех удовольствий, воздержание в пище, вегетарианство и отказ от вина (Евхаристию совершали на воде). Маркиониты были наиболее непоколебимы в вере и среди них было наибольшее количество мучеников, пострадавших за веру Христову. Все допускались до Таинств, крещение могло быть совершаемо трижды - при каждом повторении его прощались грехи, совершенные со времени предыдущего Крещения. 

Учение было широко распространено в Малой Азии, Сирии, Армении, Риме и Карфагене. Но, как говорится –

 

«СКАЖИ КТО ТВОЙ ВРАГ, И Я СКАЖУ КТО ТЫ»

Среди противников сына христианина из Синопа Маркиона и его школы во 2-ой половине II века были:

1. Иустин Философ/Юстин (100- 165) – «необрезанный» палестинец, в недошедшей до нас некой рукописи «Против Маркиона», которую цитирует Ириней Лионский (известна опять таки по Евсевию Памфилу). Оперирировал апокрифическими «посланиями» ветхозаветствующих, оклеветал апостолов (часть II) и старался «переосмыслить еврейскую веру», при этом его гностическая ложа оперировала такими «историческими» факторами как яхвеэлохим и использовала культ змеи (см. ниже)

2. Некий Егезипп (Егизип/Егесипп/Гегесипп/Эгесипп, 110-180), «по происхождению еврей, но принявший Христианство»[65]. Создатель т.н. «Достопамятности» и пропагандист одного из многочисленных апокрифических произведений каинитов - т.н. «Евангелия евреев», - «был в сношениях со многими епископами, и вёл с ними беседы по догматическим вопросам»[66]. В результате таких бесед однажды Егизип пришёл к обрадовавшему его выводу: «в каждом городе всё идёт так, как велит закон, пророки и Господь»[67], имея виду иудейский закон и ветхозаветных пророков. После очередных бесед с епископами он кому-то сообщил о найденном единомыслии: «я общался с ними, взаимно утешаясь нашим правоверием»[68]. При этом Егизип «кое-что переводит с еврейского, упоминает он так же кое-что из устного иудейского предания»[69], то есть – из талмуда. Помимо этого, егизипово «правоверие» утверждалось на разного рода ересях: «он приводит выдержки из «евангелия евреев», из «сирийского евангелия»[70]. Почему аргументы этого каинита были приняты – можно объяснить лишь глубиной проникновения ветхозаветствующих.

3. Мелитон Сардийский (ок.105 – 190) – епископ. Был увлечён ветхим заветом во второй половине II в., вероятно, после бесед с Егезиппом, или подобным ему ветхозаветствующим апостатом. Одно из своих произведений, под названием «Ключ», этот епископ посвятил «объяснению имён библейских»[71]. Он первым в Христианстве составил канон ветхозаветных книг, списав его у евреев-каинитов, и начал его рекламировать. Так, он написал в своём послании: «Мелитон брату Онисиму привет. По усердию к нашей вере ты часто просил меня сделать тебе выборки из иудейского закона и пророков, относящиеся к Спасителю и ко всей нашей вере; ты хотел в точности знать число ветхозаветных книг и порядок, в каком они расположены. Я постарался выполнить твоё желание. Я отправился на восток и дошёл до тех мест, где иудейское писание было проповедовано и исполнено, в точности разузнал о ветхозаветных книгах и послал тебе их список. Вот их название…»[72]. Мелитон перечислил все книги, составляющие ветхий завет за исключением Неемии, Эсфири и Плача Иеремии. Удивительно, что во II в. церковная иерархия ещё точно не установила Новозаветный канон, но уже увлеклась ветхозаветным.

Отметим, что сведения о Егезиппе и Мелитоне, названного «пророком», преимущественно известны по «Церковной истории» Евсевия Кесарийского/Памфила (см. ниже) - «палестинца» и «вождя полуариан»[73].

4. Ириней Лионский (130-202) – вызывает наименьшее количество впросов, разве что считал возможным празновать Пасху с иудеями. Он был следующим, кто попытался составить Новозаветный список: Четвероевангелие, Откровение, первые послания Иоанна и Петра.

5. Климент Флавий Александрийский (ок.150- ок.215 ) - то ли родственник выскопоставленного фарисея и еврейского историка Иосифа «Флавия» бен Маттафия, то ли ещё одного участника иудейского восстания, так же прощенного римским военноначальником Флавием Веспасианом. Предшественник еретика Оригена;

6. Тертуллиан, (ок.160 - 220 гг.) - карфагенян, адвокат, крещенный в 195 г., сектант-монтанист – деливший христиан по гностическому/каббалистическому принципу - на «высших пневматиков» и «низших психиков»;

7. Евсевий Кесарийский (Памфил) (ок.263 -340) – крещеный палестинец, последователь Платона, апологета иудейства Филона (Еврейского) Александрийского и гностика Оригена. Еретик-арианин, преследовавший св. Афанасия Александрийского. Проф. А.П. Лебедев («Вселенские соборы IV и V вв.») считает Евсевия «открытым вождём партии полуариан». Но именно его «Церковная История» Евсевия Памфила стала основой для составления мнения о всем раннем христианстве. Впрочем, оригиналы ее не сохранились – и известно произведение по позним переписанным рукописям и изданиям XVII века;

8. Епифаний Кипрский, крещеный иудей, умерший в 403 г. после неудачной попытки смещения с кафедры Ионна Златоуста;

9. Иероним Стридомский (342 - ок.420) – главной его работой стал перевод торы, легший в основу «Вульгаты» - католической версии «ветхого завета» и переработка «Хроник» всё того же еретика Евсевия Памфила

...а так же еретик Ориген и др. иудействующие апостаты.

Причем практически вся критика сходится к сохранившимся максимально с V в. копий рукописей Тертуллиана и Евсевия Памфила – по сути являшихся еретиками.

 

Насколько эти толкователи отказались от своего «интимного отношения» к торе, с которой они были так связаны, или сектантским убеждениям?

 

ЧЕСТНОЕ ИМЯ МАРКИОНА
В современную эпоху (в XIX в.) первым, кто публично воздал Маркиону должное, был теолог и епископ Герберт Марш[74], убежденный, что доказательств использования Маркионом Евангелия Луки не существует[75]. Его выводы подтвердили и германские теологи: «Маркион был слишком добросовестным и искренним человеком, чтобы произвольно искажать Писание» [76]. Баринг-Гулд полагает, что церковь Синопа, где жил Маркион, получила собрание записей о жизни и учении Христа от самого апостола Павла; так Маркион приобрел евангелие, которое позднее принес в Рим. При этом «Евангелие Маркиона отличалось по своему содержанию от канонического Евангелия Луки. В нем отсутствовали многие отрывки, которые просто невозможно счесть произвольно исключенными» [77]. Но дело в том, что различия невозможно объяснить с помощью теории, что Маркион исказил Луку, и отмечает, что в Евангелии Маркиона отсутствовал ряд отрывков Луки, не противоречивших его взглядам[78].

Так после полутора тысятелетий бесконечного повтора мнения Тертуллиана и Евсевия Памфила, к XIX среди немецких богословов начало складываться мнение, возвращающее доброе имя Маркиона. Теолог Б. Весткотт писал «Тертуллиан и Епифаний согласны в утверждении, что Маркион, получив текст Писаний, изменил его в соответствии со своими собственными взглядами. В поддержку своего утверждения они приводят множество разночтений. Но те разночтения, которые они приводят из посланий, не могут служить доказательством. Из семи отмеченных Епифанием разночтений (в посланиях) только два не поддержаны другим авторитетом. Маловероятно, чтобы Маркион изменял остальные отрывки, тем более что, как демонстрирует сам же Епифаний, он оставил нетронутыми отрывки, прямо противоречащие его системе»[79].

Беспристрастная и честная позиция Весткотта и Баринг-Гулда поддержана Семлером, И. Грисбахом, З. Леффлером, Ульрихом Шмидтом, Шлейрмахером, Скоттом Ханом и многими другими теологами. Прекрасно понимая, с какой осторожностью следует относиться к критике  утверждений «отцов церкви» Тертуллиана и Епифания касательно обвинений в адрес «еретиков», эти авторы тщательно исследовали текст Маркиона и обнаружили, что эти утверждения не подтверждаются внутренними свидетельствами, а потому – полностью их отвергли.

На основании сравнительной работы, можно сделать вывод, что «с вероятностью 1:230» Евангелие, которое было у Маркиона, было оригиналом (или более ранним списком), чем то «Евангелие от Луки», что дошло до канонизации. Представленное Маркионом Евангелие более просто и естественно не только по манере выражения, но и по порядку изложения.

Так в четвертой главе канонизированного Евангелия Луки описывается искушение Иисуса в пустыне, последовавшее за его крещением; затем Он возвращается в Галилею и приходит в Назарет (Лк 4:16), где начинается Его общественное служение. Но, начав служение в Назарете, Он вынужден упомянуть (4:23) о делах, уже совершенных в Капернауме, в который Он приходит позже (4:31). У Маркиона, напротив, Его общественное служение начинается в Капернауме (Маркион 1:1), откуда (1:10) Он приходит в Вифсаиду, и проповедует, и здесь, следуя естественному порядку событий, упоминает о делах, совершенных в Капернауме.

С этим согласно и Евангелие Матфея, в котором рассказано, что Иисус не начинал Своего общественного служения, пока не пришел в Капернаум (Мф 4:13-17). В Евангелии Иоанна рассказано, что Иисус, совершив Свое первое чудо в Кане Галилейской, приходит в Капернаум (Ин 2:11-12). Это также свидетельствует в пользу «версии Маркиона».

Между тем, в более «каноноизированных Евангелиях», включая «канонизированное Евангелие от Луки», как и во многих раннехристианских документах (см. часть II), в I-II вв. появляются «эмоциональные» вставки.

Апостол Лука был очевидно близок (хотя бы ментально) Маркиону – сыну одного из первого епископа Синопа. По преданию св. Лука тоже происходил родом из просвещённой греческой среды -  св. Павел ясно отделяет Луку от «сущих от обрезания», т.е., иудеев (Кол. 4:10-15), изучил врачебное искусство «Целует вы – говорит он, – Лука, врач возлюбленный» (Кол. 4:14). Предание говорит о том, что он был и живописцем. Несомненно, что он получил вообще хорошее образование, потому что греческий язык его писаний гораздо чище и правильнее, чем язык прочих новозаветных писателей. При этом Лука был сподвижником Павла и принял участие в его втором миссионерском путешествии, и с тех пор они были неразлучны (2Тим.4:6,10). После мученической кончины ап. Павла в Риме, Лука с проповедью прошел Ливию, Египет, Ахию/Македония (Лк 24:13-32) и принял мученическую смерть в Греции, Фивы (Греция).

Между тем, сам факт, что практически каждое слово «Евангелия» Маркиона повторено у «канонического» Евангелия Луки, наряду со значительным объемом дополнительного материала, является надежным подтверждением теории, согласно которой автор «канонизированного Евангелия» пользовался, помимо прочего материала, полным списком «Евангелия Маркиона». Важно, что первые две главы Луки (и Матфея) – с «родословными» - отсутствовали в евангелиях первого столетия. Они также отсутствовали в «Евангелии Евреев» около 125 г. И появилось чуть позже в «Протоевангеии». Так что не удивительно, что когда Маркион прибыл в Рим с оригиналом/более ранним списком «Евангелия от Луки», он с таким пылом начал защищать ее версию.

Тем более, в предыдущей части мы выяснили, что тогда, вольно или невольно, многие переписчики позволяли делать себе те вставки, которые считали нужными. С учетом «родословной», которая была приписана к канонизированному Евангелию от Луки, и прочими подвязками к «ветхозаветщине», не сложно предположить иудейское происхождение такого «экстальзированного переписчика» - «человека Книги».

 

ЦЕЛЬС 

К концу II в. вторжение ветхозаветщины в Христианство стало заметным даже для сторонних наблюдателей. Так, язычник, философ-платоник Цельс сообщал о том, что «спорят между собою христиане и иудеи»[80], при этом он удивился, что христианские апологеты уже основываются и на ветхом завете: «христианин доказывал еврею, что библейские пророчества относятся и к Иисусу»[81]. Цельс отличил иудействующих: «некоторые, признавая Иисуса, желают вместе с тем жить по закону иудеев»[82], «у них и у иудеев один и тот же «бог», они открыто признают это»[83]. Цельсу известны различия между Христианством и иудаизмом: «яхве через Моисея предписывает наживать богатство, приобретать власть, убивать врагов в расцвете силы, уничтожать их целыми племенами. Между тем, Христос учил, наоборот, что для богача, властолюбца нет доступа к Отцу»[84].

 

ГНОСИЗ

«Гностицизм – философское учение, стремившееся примирить язычество с Христианством»[85], культивировалось в 1-6 веках по Р.Х. Согласно одному из гностических учений, их демиург был послан «специально евреям в качестве яхве. Гностики делили людей на три разряда: 1) связанные и ограниченные материей земные люди; 2) достигающие божественного света, духовные люди или пневматики; 3) способные возвыситься до демиурга психики. К психикам относятся иудеи, а истинные христиане суть пневматики»[86]. Это выделение «избранных» есть ни что иное, как ловушка по производству «посвященных» или «дегенаратов власти» – по сути, копируя «тайное учение» Пифагора и каббалистику.

Не случайно, что в самом начале гнозиса и во главе его можно обнаружить иудейских специалистов по дезориентации человечества, например – Филона из Александрии. Он занимался тем, чтобы влить иудаизм в эллинизм, и в результате чего эллинизм, да и культура Греции, вскоре перестали существовать. Филон и его школа генерировали и отработали методику аллегорического толкования ветхого завета[86], который унаследовал гнозис. Гностики в Новозаветном писании пытались найти параллели своим совсем не христианским философским конструкциям, «как это прежде делал Филон, и успели в этом посредством аллегорического толкования»[86].

Современная наука сравнивает гнозис 2-3 веков с масонством: «гнозис был тоже таинственным культом, куда доступ открывался лишь посвящённым. Как и масоны, гностики набирали себе адептов между различными религиозными верованиями. Некоторые из гностиков, принадлежа к какой-нибудь гностической школе, не прерывали своей связи и с Христианством, как это делают и масоны. Вступление в общество совершалось с такими же церемониями, часто странными, всегда непонятными; на обрядах лежал тот же отпечаток, восточного происхождения, как у масонов. И у гностиков, как у масонов, были в ходе таинственные имена библейского или еврейского происхождения»[86].

Самой древней гностической ложей была секта наасенов (от еврейского слова – «змей»), в которой почиталась змея, пользовались еврейской терминологией и каббалистической методикой[87].

Родственная гностическая ложа, называемая – «ператики» (от некоего Евфраата Ператика), «мировую историю представляла в виде комментария на исход евреев из Египта»[87]. Гностическая ложа Иустина/Юстина (см. выше), оперировала такими «историческими» факторами как яхве и элохим[81]. Перечисленные гностические ложи «ввели у себя настоящий культ змеи, держали её в ящике, иногда выпускали на стол, покрытый хлебами, и потом употребляли хлеб, к которым прикоснулась змея, для «священнодействия»[88]. Эти ложи составляли одну общую под названием – офиты, то есть «братство змея»[89]. Это «братство» змеепоклонников, по разным версиям, относящиеся либо к дохристианским языческим культам, либо ассоциирующих себя с «посохом Моисея», существовало дольше других гностических школ, о нём было слышно и в VI в, но отголоски его проявлялись и в поздних масонских сообществах и у «теософов Блаватской».

Гностицизм стал распространителем вируса иудаизма и его ветхозаветные истоки очевидны. «Заслуживает внимания тот факт, что глав гностических школ и основателей гностических систем отцы христианской Церкви называли иудеями. Некоторые из них выводят все ереси, включая и гностические, из иудаизма. Надо, кроме того, отметить, что еврейские слова и имена еврейского «бога» послужили «субстратом для многих гностических систем»[90]. «У гностиков различные еврейские слова пользуются большим кредитом. Многие еврейские слова употребляются для обозначения известного обнаружения духовной жизни в догматических системах гнозиса»[91]. Гностики, «так же пользовались, как основой для своих систем терминами, заимствованными из греческого и сирийского переводов Библии. Этот факт доказывает, что главные элементы гнозиса возникли из еврейского миросозерцания. Космогонические и теологические спекуляции основываются на первой части кн. Бытия и на Иезекииле»[92]. Из некоторых источников «ясно видно, что со 2 века до Р.Х. гностические идеи были связаны с иудаизмом»[92]. Иудейский гнозис до христианской эры был тайным учением, иудейская гностическая школа того времени, «несомненно, существовала в форме толкования истории творения, и видения у Иезекииля престола-колесницы»[92], причём в среде этой школы существовал вполне талмудический «запрет рассуждать о миротворении перед двумя учениками, а о престоле-колеснице перед одним»[92].

«Очень вероятно, что немалая часть древнейшего еврейского гнозиса существует до сих пор, хотя в изменённом виде, в мистических малых мидрашах, собранных Йелинеком, и в средневековых произведениях еврейской каббалы»[92].

Следует отметить, что «иудео-христиане прибегали к гнозису»[93]. Вообще гностическая методика толкования текстов иудаизма стала одним из инструментов ветхозаветствующей апостасии, высшая ступень её развития присвоила себе статус «духовного» понимания ветхого завета. Первым таким апостатом стал Ориген, «который иногда доходил до таких объяснений, что верить в правдоподобность их теперь казалось бы наивным»[94].

 

ОРИГЕН

Родился в 185г. в Александрии, в греческой семье. Его отца казнили за исповедание Христа, когда Оригену было 17 лет. Ориген стал «учеником Аммония»[95], основателя школы неоплатонизма, один из трудов которого назывался «О согласии Моисея с Иисусом»[96]. В это время Ориген «нашёл приют и покой у очень богатой и очень известной женщины, опекавшей одного прославленного еретика из тогдашних александрийских»[97]. В результате в 18 лет Ориген «неожиданно» стал главой александрийского огласительного училища, где начал преподавать христианское учение желающим креститься (сменив на должности Климента Флавия – потомка знатного иудея, который увидел дар в Оригене). При этом сам Ориген отличался полным непониманием Христианской идеи, более интересуясь иудаизмом. В это время «Ориген находился в самых дружественных отношениях с евреями»[98]. В огласительном училище он оскопил себя[99], таким образом поняв слова: «есть скопцы, которые сделали себя сами скопцами для Царствия Небесного»(Мф. 19;12) (отметим, что эта крайняя форма гностицизма проявилась у секты российских скопцов, появлению которых способствовало распространение ветхого замета через английское «Библейское общество»).

После этого Ориген из одной крайности бросился в другую, а именно от буквального толкования откровенно аллегорических фраз к аллегорическому толкованию фраз, требующих, несомненно, буквального понимания. Гностической методике его обучили еврейские друзья, на примере «аллегорического толкования эллинистических мистерий»[100].   

В 216г. Ориген сбежал от очередного гонения на христиан в Палестину[101]. В 228г. палестинские епископы рукоположили его в пресвитера. Он вернулся в Александрию, и принялся создавать «первую систему христианского догматического богословия»[102]. Позднее она была квалифицирована как нецерковная. Например, в его догматической системе «Сын имеет то же значение, как эоны и плирома в гностических системах»[103]. Нет смысла перечислять все заблуждения Оригена, они достаточно известны; он старался посредством гностической методики опровергнуть вообще все догматы Христианства. «Ориген дошёл до признания души в животных, Луне, звёздах и т. п. В своей теории Ориген опирается на Св. Писание, которое почитает богодухновенным и допускающим аллегорическое, историческое, прямое и др. толкования. Характерной чертой философии Оригена является стремление согласовать Христианское учение с эллинизмом» [104]. Свои изыскания он имел обыкновение широко публиковать: «тьма еретиков стекались к нему»[105].

Взявшись защищать Христианство от Цельса, Ориген вдруг соглашается с клеветником в том, «что общество христиан может считаться противозаконным» [106]. Вместе с тем «тезис язычника о том, что христиане – заговорщики, не был опровергнут»[106], более того, Ориген сам обвиняет христиан «как заговорщиков»[107]. Эта клевета Оригена стоила в то время жизни очень многим христианам.

В 213г. александрийский собор отлучил Оригена от Церкви. Он вновь перебрался в Палестину, в Кессарию. Местные епископы, поправ решение поместного собора христиан, «всё время прислушивались к нему и, как учителю, единственно уступали ему толкование Св. Писания»[108].

Предметом особого внимания Оригена стал ветхий завет, «исследовать ветхий завет было для Оригена столь важно, что он даже выучил еврейский язык»[109]. Считается, что вообще Ориген стал «первым учёным христианином, который стал изучать еврейский язык»[110]. В это время «Ориген находился в дружеских отношениях с раввином Ошаией, главою академии иудаизма в Кессарии, и по его собственным словам, он был знаком с иудейским патриархом раввином Иудой II»[111]. В результате таких знакомств Ориген окончательно убеждает себя в «ценности» ветхого завета для христианства, после чего он начал принимать меры для обеспечения вторжения ветхозаветщины в Церковь.

Ориген свёл воедино шесть вариантов ветхого завета, известных в то время: иудейский текст с греческим параллельным переводом, переводы Аквилы, Феодотиона, Симмаха и Септуагинту. Впоследствии этим сводом, воспользовался Иероним Стридонский, создавая латинский перевод ветхого завета – Вульгату. Работая над сводом Ориген «приобрёл у евреев в собственность подлинники иудейских книг, написанных еврейским шрифтом, и выискивал переводы, существующие помимо Септуагинты, и кроме общеупотребительных переводов Аквилы, Симмаха и Феодотиона. Не знаю, из каких тайников, где они лежали давным-давно, извлёк он их на свет Божий»[112]. Показательна степень проникновения Оригена в ветхий завет: «Ориген знает меркабу как тайную науку»[113], где меркаба есть секрет талмудического иудаизма о так называемой колеснице Иезекииля. Этот секрет культивировался в то время исключительно в узкой среде главенствовавших законоучителей иудаизма. Почему и в какой форме они доверили эту информацию Оригену?

Помимо свода переводов Ориген стал автором 6000 сочинений, в которых по-своему истолковал Новый завет и ветхий. «Более семи скорописцев писали под его диктовку, сменяясь по очереди через определённое время; не меньше было переписчиков и красиво писавших девушек»[114], при этом он был «щедро снабжён всем необходимым»[115]. Разумеется, его деятельность была обеспечена отнюдь не Церковью.

Ориген умер в тюрьме города Тира в 254 году. «Он повлиял на многих и имел много учеников»[116]. Одним из них в IV в. стал еретик Арий. В 553 г. Константинопольский Вселенский собор учение Оригена назвал ересью, а его самого предал анафеме.

 

О ПРОНИКНОВЕНИИ ВЕТХОЗАВЕТСТВУЮЩЕЙ АПОСТАСИИ ВО II - III ВЕКАХ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В первой трети II в. Христианство понесло значительную утрату вследствие геноцида, спровоцированного иудаизмом, в то время иудеями было истреблено более полумиллиона христиан. Геноцид обескровил христианские общины; погибли пастыри, лично знавшие Апостолов. После этого около середины II в. враги Христианства начали фабриковать еретические книги, адресуя их христианским общинам с целью дезориентировать общины и ввергнуть их в ветхозаветную апостасию. Книги координировано производились в иудействующих сектах, идеи тех книг основывались на ветхозаветных заблуждениях. Эти книги в течение некоторого времени оказались в обиходе у христиан, разумеется, уступая первенство Новозаветным книгам.

Тогда же, около середины II в., обнаружились христиане, которые решительно осудили ветхозаветствующую апостасию. В Церкви появилось значительное число их приверженцев.

Против обличителей апостасии ополчились крестившиеся иудеи. Отрекомендовав себя в качестве экспертов ветхого завета, они сумели сблизиться с иерархией Церкви. Во второй половине II в. они внесли в Христианство еврейские книги, законы, обычаи. В результате общения с иудействующими епископы принялись интересоваться ветхим заветом. В то же время были сфабрикованы и распространены так называемые ветхозаветные «пророчества» о Христе (так например, тот же Иосиф «Флавий» в «Иудейских древностях» (приб. 70-99 гг.) цитирует Септуагинту, в которой даже не упомянается «Книга пророков» - значит, Септуагинта в I в. имела несколько иной вид, и десятилетий вполне хватило, что ветховетвующие исправили «тору»).

В конце II в. ветхозаветствующие апостаты, например, в Малой Азии, почувствовали себя могущими бросить открытый вызов Христианству, апостольской практике. Местами они сумели заменить празднование Воскресения Христова иудейским пейсахом, в результате христиане в местах, где были весьма сильны иудействующие, начали праздновать не Воскресение, а день распятия Христа иудеями.

В III в. ветхозаветствующая апостасия возбудила Оригена, близко познакомившегося с лидерами иудаизма того времени и ими же руководимого. Основываясь на ветхом завете, который он знал весьма глубоко, Ориген произвёл первую систему догматического богословия для Христианства, реформировав при этом апостольское богословие и исказив учение Христа. Одной из методик системы этого еретика был гнозис, аллегорическое и тому подобное толкование. Ориген весьма преуспел в имплантации ветхозаветщины в Христианство. Его учение продолжительное время доставляло неприятности Церкви, пока в середине VI в. не было соборно проклято.

Несмотря на мощную, тотальную и скоординированную агрессию апостасии во II-III вв., к концу этого периода лишь малая часть Христианства оказалась заражённой ветхозаветщиной, которую составили тогда небольшая часть иерархии и часть малоазийский иудео-христиане. Лишь эти две иудействующие категории почитали ветхий завет «священным писанием», и читали его.

 

продолжение следует…

______________________

[65, 66, 67, 68, 69, 70] ППБЭС, т.1, сс. 836, 386, 148, 148, 149, 149; дополнительно см. проф.  Лебедев, А.П., «Церковная историография в главных ее представителях с IV – по ХХ в.», СПб., 2001. с.31-33, который называет 5-ти книжное произведение Егезиппа, известное по пересказу Евсевия Памфила, «полемическим» или «исторической апологией»

[71] ППБЭС, т. 2, с. 1562

[72] Памфил, с. 154

[73] проф. Лебедев А.П., «Вселенские Соборы IV и V вв», Серг. П., СПб., 2004

[74] здесь и до конца главы привожу цитаты по работе Charles B. Waite «History of the Christian Religion to the Year Two-Hundred» (Chicago, C. V. Waite & Co., 1900) стр. 272-286 / «Евангелие Маркиона и Евангелие Луки в сравнении», пер. Дм. Алексеев (спасибо foma-didim)

[75] Herbert Marsh, «Notes to Michaelis», vol. 3, pt. 2, 160  

[76, 77, 78] Sabine Baring-Gould, «Lost and Hostile Gospels», p. 241, 242, 243

[79]  Brooke Westcott, «A General Survey of the History of the Canon of the New Testament», с. 284

[80, 81, 82, 83, 84] Ранович, с.284, 294, 304, 303, 318

[85] ППБЭС, т.1, с. 651-352

[86; 87; 88; 89] Болотов, т. 2, с. 172-180; 189-190; 194; 188

[90] Еврейская энциклопедия (ЕЭ), М, «Терра», 1992, т. 6, с. 597-598

[91] Болотов, т. 2, с. 175

[92; 93] ЕЭ, т. 6, с. 598-599; 605

[94] Болотов, т. 2, с. 177

[95, 96, 97] Памфил, с. 225, 216, 201

[98] ЕЭ, т.12, СС.133-134

[99, 100] Памфил, 205, 216; о скопцах см. К.Мямлин, «Гомункулы псевдорусского национализма»

[101] ППБЭС, т. 2, с. 1706

[102, 103] Болотов, т. 2, СС. 347, 339

[104] ППБЭС, т. 2, с 1707

[105] Памфил, с. 214

[106, 107] Болотов, т.2,сс. 43, 167

[108, 109] Памфил, сс. 224, 213

[110, 111] ЕЭ, т.12, сс.134, 134

[112] Памфил, с. 213

[113] ЕЭ, т. 6, с. 600

[114, 115] Памфил, с. 220

[116] ППБЭС, т.2, с. 1708

 





Наверх
Поделиться публикацией:
562
Опубликовано 06 май 2013

ВХОД НА САЙТ