facebook ВКонтакте twitter
Мы в социальных сетях
    Издательство    КИСЛОРОД для бизнеса    Интернет-магазин
/
» » » След в след по дороге в никуда

След в след по дороге в никуда

След в след по дороге в никуда

В Англии социальные службы графства Эссекс принудительно подвергли беременную женщину (к слову, гражданку Италии, прибывшую в командировку) кесареву сечению и забрали её ребёнка.


Вся её вина была в том, что у неё в какой-то момент возникло чувство страха,  что, в принципе, бывает у беременных весьма часто, и она позвонила в полицию, которая, сославшись на диагностированное у неё состояние «панической атаки», доставила её в психиатрическую лечебницу. А там у неё и изъяли (в самом прямом смысле) ребёнка. И теперь она в окружении адвокатов судится за опеку над собственным младенцем.

До этого случая мы слышали только о практике отобрания ребёнка прямо в родильном зале у «недостойных матерей» в Германии и Финляндии, но там речь шла о малышах, уже родившихся естественным путём. А чтобы вырвать его из материнского лона – такой фашизм ещё не практиковался.

Запад являет нам картину глобального расчеловечивания, но было бы самоубийственно успокаиваться тем, что у нас – иной путь. Увы, это не совсем так. Иной путь – это наше желание. А в реальности мы пока всего лишь отстаём только на шаг. И у нас есть целый отряд проводников, которые бдительно следят, чтобы мы не сбились с намеченного курса. Чтобы шли след в след.

Кто-то не верит?  Доказательств вокруг – не счесть.
НАКАЗАТЬ РОДИТЕЛЕЙ, ЧТОБЫ ПОБЕДИТЬ НАРКОМАНИЮ

  Вот, к примеру, 2 декабря 2013 г. в Госдуму поступил законопроект № 398424-6 «О внесении изменения в статью 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних», предусматривающий увеличение штрафов за неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по их содержанию и воспитанию.
Его внесла в Госдуму  член комитета по вопросам семьи, женщин и детей депутат от ЛДПР Ирина Чиркова, которая считает, что увеличение штрафов  в четыре раза позволит родителям начать «воспитывать детей в духе моральных и правовых норм». 

В пояснительной записке говорится: «Все чаще и чаще дети приобщаются к употреблению алкоголя и наркотиков, увеличивается число детей, не получающих образование, не уменьшается количество безнадзорных и беспризорных детей. Назрела необходимость повысить эффективность норм об ответственности родителей и иных указанных лиц».
Никто не говорит, что родители не должны отвечать за своих детей, но при отсутствии в российском законодательстве внятного понятийного аппарата в сфере отношений ребёнка и родителя, не установленной причинной  связи между неисполнением родительских обязанностей, выражающемся в (чём?) и наступившими последствиями, создаёт неограниченный простор для фантазии при применении таких законов и взращивает рязанское, владимирское, кемеровское и прочие самостийные законодательства.
А тут, волей юного депутата – всё гениально просто: оштрафовал родителя – и, как в сказке, осыпались, превратились в пыль наркокартели, рассеялась, как туман, пропаганда наркотиков в СМИ, в рекламе, кино и на ТВ, в Сети Интернет, в поп-культуре, в псевдо-профилактических антинаркотических программах разных НКО и прочее масштабное воздействие. Наконец-то найден путь и обозначен враг. И враг этот – родитель. Ату его!
За отобранного ребёнка – 30 тысяч с родителя
А Совет Федераций пошёл ещё дальше: 4 декабря 2013 г. на Парламентских слушаниях на тему: «Демографическое развитие регионов: социальный аспект. Усиление ответственности родителей за содержание и воспитание детей» было объявлено о  том, что сенаторы разработали поправки в Семейный кодекс, согласно которым за оскорбление, осмеяние, травлю или запугивание детей предлагается лишать родителей или опекунов прав на ребенка.
При этом сенатор Валентина Петренко в своем выступлении отметила высокую степень опасности «психического насилия над детьми», правда, предложила всё-таки подумать над тем, «кто и как сможет оценивать степень психического насилия».  
А член Комитета по социальной политике Валерий Аксаков подчеркнул, что разработанный законопроект «более полно раскрывает понятие жестокого обращения с детьми и вводит дифференциацию наказания в статью 156 УК (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) по степени тяжести совершаемого правонарушения, а также в зависимости от субъекта преступления (родители, педагогические работники)».
Председатель комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский заявил, что 80% детей в приютах – это сироты при живых родителях, и для того, чтобы создать дополнительные гарантии получения детьми денежных средств от родителей, которых лишили родительских прав, их обяжут выплачивать на содержание своего ребенка ежемесячно 20-30 тыс. рублей. 
И правильно, отобрать ребёнка должно быть легко: сказал, что родитель осмеял ребёнка – и он твой. И в «жестокое обращение» пресловутой 156 ст. вставить «психическое насилие». Но отобрать ребёнка – полдела, встроить его в схему экономической целесообразности, когда от его пребывания в сиротском учреждении до момента передачи в руки нового хозяина появилась бы прибыль, это – главная задача. Итак, он должен быть рентабелен. И залог этого – родительские алименты государству. А какой родитель сможет платить 20 тысяч? Правильно, богатый. Значит, теперь период «раскулачивания», отобрания детей у родителей состоятельных?
Валерий Рязанский уверен: в этом случае должен быть  «метод кнута» – деньги, потраченные государством на обеспечение детей из неблагополучных семей, должны автоматически стать родительским долгом, для оплаты которого малоимущие родители могут  либо идти работать и отдавать большую часть зарплаты, либо расставаться с жильем.
Выходит, что под прицелом теперь и богатые, и бедные. Целевая группа не меняется, а просто расширяется.
Что мы и предполагали.
 
ПЯТНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ С КАЖДОГО

  Также в Госдуму членом комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организации, депутатом от ЛДПР Виталием Золочевским 5 декабря 2013 г.  был внесён Законопроект № 401490-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации», в котором предусмотрено, что дети разведенных родителей смогут получать 15 тысяч рублей ежемесячно.
При этом государство будет выплачивать их только в том случае, если мама или папа «злостно» уклоняются от уплаты алиментов, а те родители, которые не скрываются, будут платить всю фиксированную сумму, которая не будет зависеть от реальной зарплаты родителя, но зато может повышаться по решению органов государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с уровнем жизни и иными коэффициентами, которые приняты в данном субъекте. Это, по мнению автора, «будет свидетельствовать о реализации государством функции по социальной защите данной категории граждан». asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=401490-6&02
Социальная защита граждан через их удавку? Алименты, превышающие МРОТ в три раза?
Честный отец должен будет в любом другом городе кроме Москвы лечь костьми, чтобы из своей среднестатистической зарплаты в 12-15-20 (а где-то в глубинке и 6-10) тысяч в месяц отдать 15 тысяч ребёнку и ещё оставить себе на жизнь и на создание новой семьи.
Опять родитель виноват в том, что конституционная социальная функция государства не выполняется? В том, что семья на деле никак не поддерживается? Что все с неё  хотят только что-то получить, ничего, кроме трепета перед карательным произволом опеки, не дав взамен? И ей же ещё внушают, что она давно умерла?
А может быть, начать с родительских пособий на ребёнка – хотя бы те же 15 тысяч на человека в месяц семье, и повышать их в соответствии «с уровнем жизни и иными коэффициентами» – может, и семья покрепче бы стала, и алименты не понадобились бы?
Или тут всё уж совсем просто: цинично прикрываясь детишками, мы таким способом латаем свой бюджет, обескровленный  антикризисными мероприятиями по поддержке банков и новым видом своеобразного «бизнеса» – неистощимой и неуправляемой коррупцией?
ВМЕСТЕ С РЕБЕНКОМ ОТДАТЬ И ДОМ
  Не остался в стороне от раздирания семьи в клочья и Совет по правам человека (СПЧ). В рамках выполнения поручения Президента по совершенствованию закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот» его члены предложили: родителей, лишенных родительских прав, чьи дети находятся в детском доме или интернате, выселять с занимаемой жилплощади в специальные общежития, которые органы исполнительной власти должны будут организовать или построить в течение ближайших пяти лет. Мол, это поможет защитить жильё от разрушения.
А столичные власти уже даже сработали на опережение: 30 октября 2013 г. было объявлено, что Правительством Москвы принято решение о подготовке и внесении в Госдуму проекта соответствующих поправок в действующее законодательство:  руководитель московского департамента соцзащиты Владимир Петросян считает, что с помощью этой меры «можно обеспечить детей жильем за счет их нерадивых родителей».

Не нужно забывать, что в столице и без того с 2009 г. действует подписанный Ю.Лужковым «Регламент взаимодействия органов исполнительной власти города Москвы и органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в городе Москве по решению вопроса об использовании жилищного фонда города Москвы при лишении родителей родительских прав в порядке применения части 2 статьи 91 Жилищного кодекса Российской Федерации»,  который предписывает параллельно с пакетом документов на лишение родительских прав в те же три дня составлять пакет документов на лишение родителей социального жилья.  

Гражданину после отобрания у него ребёнка вместо его законного социального жилья либо вовсе ничего не предоставляется, либо выделяется для проживания целых шесть метров жилой площади, а его бывшим жильём улучшают жилищные условия других семей; ребёнку же, отправленному в детский дом, когда-то потом, наверное, что-то тоже дадут. 

А если гражданин не является асоциальным элементом, но у него есть дети и хорошая большая квартира в центре? Никаких злоупотреблений не возникнет? Никто никого по надуманным основаниям ребёнка не лишит и жильё не отберёт? Точно? Можно верить?

Жилищный кодекс эту самую 91 статью имеет не просто так: согласно неё, отбирать жильё можно и нужно. А про Конституцию при этом никто и не  вспоминает. И правда, заглядывать в неё – только запутываться: ни один вновь принимаемый нами закон ей не соответствует, а государство по определению отчего-то  – правовое. Полная шизофрения получается….
ТАК ВСЁ-ТАКИ ДЕТЕЙ - ЗА ГРАНИЦУ?

По данным ВЦИОМ, 64% россиян выступают за запрет на усыновление российских детей иностранными гражданами. Региональные законодатели пытаются вернуть здравый смысл и нравственность законотворчеству: 3 декабря 2013 г. Совет народных депутатов Кемеровской области внёс в Госдуму  законопроект, запрещающий усыновление российских детей иностранцами за исключением случаев передачи детей на усыновление родственникам независимо от гражданства и места их жительства.

В июле 2012 г. Кемеровские депутаты уже вызывали гнев Москвы: председатель комитета Госдумы по семье Елена Мизулина в ответ на принятый ими областной закон «О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении их гражданами США и лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории США» объявила действия кемеровских депутатов «бессовестными, преступными, антипатриотичными», и провозгласила, что региональный закон может быть оспорен и отменён, что тут же и поспешила сделать Кемеровская прокуратура.
Правда, уже в декабре 2012 г. Госдума приняла «закон Димы Яковлева» о запрете, в том числе, американского усыновления наших сирот.

А 4 декабря 2013 г. спикер Совета Федерации В.И. Матвиенко, рассказывая об итогах официального визита делегации в Швецию, объявила, что усыновление российских сирот в Швецию, прекращённое после принятия закона, запрещающего  усыновление российских детей в страны, где узаконены однополые браки, может быть возобновлено после подписания двустороннего соглашения, регулирующего процедуру усыновления.

Кстати, в Швеции допускается процедура «переусыновления», то есть передачи сироты как вещи бесконечному количеству «родителей».

Как тут понять рядовому гражданину, где же всё-таки истина: если закон есть – нужно ли его выполнять? Если нужно, то почему при существующем запрете на усыновление российских сирот, мы всё равно будем их отдавать в Швецию, страну с разрешённым извращенческим сожительством? Значит, можно при существующем законе просто сказать: «А мы будем», - и таким образом его аннулировать?
Почему? Просто «потому»? 
НО ПРИ ЭТОМ МЫ ТОЧНО НИКОГО НЕ ПРОДАЁМ!

По словам значительно поменявшего в последнее время свою риторику Уполномоченного по правам ребёнка П.Астахова, в России сейчас 643 757 сирот, и механизм их появления таков: «У органов опеки сложился стереотип, что с родителями не стоит возиться, государство вырастит детей. У нас в последнее время сложилась тенденция, когда органы опеки всё больше и больше лишали родителей их родительских прав. В один момент цифра достигла критического порога в 100 тыс. родителей, лишенных прав, в год. А у этих взрослых как правило по два, три или четыре ребенка. И каждый год появлялась целая армия детей, которых изъяли по решению суда».

Ещё в 2011 г. Генпрокуратура выявила более трех тысяч нарушений закона органами опеки и попечительства.  А куда можно деть отобранных у родителей 643 тысячи детей даже в такой большой стране, как Россия? Правильно, заграницу.

По словам П.Астахова,  «в США не приживаются в приемных семьях около трети детей, возникают интернет-биржи, где фигурирует 25–30 тыс. детей», четверть от всех попавших в США.

Нужно понимать, что такое «ребёнок, фигурирующий на интернет-бирже» - это товар, который выставлен на торги.
И тут ничего не придумано: 5 декабря 2013 г. Следственное управление Следственного комитета по СЗФО выступило с заявлением о том, что возбуждено уголовное дело по факту торговли людьми в США:  на интернет-ресурсах «Yahoo» и «Facebook» были созданы нелегальные биржи, на которых осуществлялись незаконные сделки в отношении детей, в том числе,  26 русских детей, усыновленных гражданами США, которые также подвергались сексуальной эксплуатации
Павел Астахов категоричен: «Могу ответственно заявить, что в России «чайлд-брокеров», торгующих детьми, нет и не будет!». 

Может быть и так. Но до сей поры они были. Ситуация, понимаете ли, располагает. И торговля детьми, к тому же, может иметь скрытые формы.

К тому же, по информации самого Павла Алексеевича, сейчас в России приёмный родитель получает пособие за каждого приемного ребенка от государства: «В Москве 21-22 тыс. рублей в месяц, плюс сезонные надбавки, плюс в натуральной форме, во Владимирской области – 6-6,5 тыс. рублей, в Краснодаре – 20 тыс. рублей».

Это, конечно, дешевле чем 60-200 тыс.рублей в месяц на содержание одного ребёнка в детдоме. Но это несоизмеримо дороже, чем помощь государства конкретной семье с детьми. Может быть, в этом раскладе что-то перепутано?

Так почему мы по-прежнему намерены отдавать своих сирот?

20 тысяч российских родителей сейчас стоят в очереди на усыновление ребёнка – мы проигнорируем этот факт?
И не стоит ли теперь обратить внимание также и на страны с разрешёнными содомитскими союзами, куда мы вдруг решили отдавать наших детей, невзирая на растущие очереди российских усыновителей и запретительный закон?
ПУТЬ В НИКУДА 

Каждое из описанных явлений, как звенья цепи, в итоге замыкаются  в нерасторжимую связь.

Итак, законодатели создают специальные законы, с непрописанными ключевыми понятиями и нераскрытыми причинно-следственными связями, позволяющие при необходимости оперировать ими на манер «напёрсточника»: «Следите за руками».

Параллельно с этим в стране осуществляются фронтальные информационные кампании на тему эпидемии семейного насилия и защиты детей от жестокого обращения.

Органы опеки и попечительства создают новую доминанту своей деятельности: вместо продолжительной помощи и поддержки – оперативный контроль и радикальные санкции по отношению к семье.

В социальные службы спускаются планы «по работе с семьёй», критерии для которой каждая служба создаёт свои.

Представители социальных служб, используют своё закреплённое Семейным кодексом монопольное право на отобрание ребёнка у родителей для сокращения работы с семьёй: семья ослабела/провинилась/не понравилась – отобрали ребёнка – отчитались о принятых мерах по спасению ребёнка от жестокого обращения – составили новый план.

После отобрания ребёнка и принятия судебного решения информация о нём поступает в федеральный банк данных, на сайт, затем по определённой схеме на него оформляется три отказа российских усыновителей и для знакомства приезжает иностранная «семья», которая зачастую тут же с ребёнком и уезжает.

Можно ли остановить эту схему только одним заявлением одного лишь человека, даже пусть и «очень большого начальника»?

Ведь конвейер не прерван: обе палаты Федерального собрания наперебой строчат законы, усиливающие бесправие родителей и создающие новые экономические удавки. После чего поток сирот не прервётся. И по-прежнему готовятся новые соглашения о передаче российских сирот в другие страны.

Наша страна больна. Демографический коллапс – так звучит один из диагнозов. У страны для её просторов ничтожно мало людей. И ещё меньше – детей. Но страна не даёт укреплять свои ткани, разрушает семьи и отдаёт соседям самую большую свою ценность – своих  детей. Это – путь в никуда.

Все это знают. Только ленивый об этом ещё не сказал. Но путь не изменился ни на миллиметр.

Мы по-прежнему идём след в след в мрак небытия, подбадривая себя криками, что теперь-то уж всё будет хорошо.

Будет. Непременно будет. Кому-то точно будет хорошо. Вопрос только в том, кому.

Мы отменим родителей, уничтожим семью и распродадим детей.

И закончимся как народ, как страна, как цивилизация.

И эта точка уже близка. Остался всего один поворот.
Если нас так никто и не остановит.
 




Наверх
Поделиться публикацией:
791
Опубликовано 04 янв 2014

ВХОД НА САЙТ